+7 (812) 309-53-80

Эрмитаж знакомит шедеврами итальянского и испанского искусства

28.06.2011 14:37

В Государственном Эрмитаже почти одновременно открылись две выставки, раскрывающие особенности «золотого века» южной части Испании и неоклассических мотивов итальянского искусства.

Экспозиция выставки «Живопись и скульптура в Риме во второй половине XVIII века» проходит в рамках перекрестного года России-Италии. Она включает в себя 48 картин и 26 скульптур из коллекций российских музеев, в числе которых оказался сам Эрмитаж, Русский музей, а также музеи-заповедники «Павловск» и «Гатчина».

Все представленные произведения характеризуют итальянское искусство периода нового интереса к классике. В 1760-х годах в Риме начался художественный переворот, связанный с развитием неоклассического стиля и охвативший вскоре все европейские страны. Его обусловили, с одной стороны - стремление мастеров к поиску новых форм, и с другой - масштабные открытия в области античной археологии, знакомившие мир с неизвестными ранее произведениями древнего искусства. Благодаря этому в «вечном городе» сформировался интернациональный круг художников, архитекторов, антикваров и археологов, которых объединял общий взгляд на античность как эталон. Этот подход нашел выражение в искусстве итальянцев Джованни Паоло Панини и Помпео Батони, немцы - Антон Рафаэль Менгс и Якоб Филипп Хаккерт, французов - Гюбер Робер и Жак Луи Давид, а также скульпторов: итальянцы Бартоломео Кавачеппи, Карло Альбачини, позднее - Антонио Канова, британцы Джозеф Ноллекенс и Кристофер Хеветсон, швейцарец Александр Триппель. Хотя каждый из них работал в своей индивидуальной манере и в своем жанре, можно выделить общие черты их произведений.

На российской земле обширная коллекция их произведений оказалась благодаря деятельности в Италии посланца Екатерины Второй И.И.Шувалова, князя Б.Н. Юсупова и наследника русского престола Павла Петровича, известного в качестве Павла Первого. Они активно скупали произведения искусства и привозили их к себе на родину.

Экспозиция, проводимая в перекрестный год Италии в России и России в Италии, знакомит зрителя с замечательными произведениями из коллекций российских музеев, и позволяет по достоинству оценить расцвет искусства в Риме во второй половине XVIII века.

За относительно короткое время Рим, всегда привлекавший всеобщее внимание, превратился в место паломничества всех любителей прекрасного. Молодые художники, приезжая в Рим для обучения, способствовали распространению нового стиля в Европе и Америке. Коллекционеры, привозя античные статуи или их копии, также вносили свой вклад в формирование и развитие нового вкуса. Свою роль в этом процессе сыграли и русские путешественники, регулярно покупавшие в Риме произведения современной живописи и скульптуры, что впоследствии способствовало формированию в российских музеях замечательных коллекций произведений, созданных в Риме в указанный период. При этом почти все они документированы, и, что немаловажно, известны обстоятельства их покупки или заказа.

Императрица Екатерина II, основательница Эрмитажа, проявляла большой интерес к современному искусству. По ее пожеланию приобретались картины Панини, Батони, Менгса. С 1763 года в Риме в течение более чем десяти лет находился И.И. Шувалов, приобретавший картины и скульптуру не только для царицы и Академии художеств, основателем которой он являлся, но также и для частных коллекционеров в России. Весной 1782 года более трех недель в Риме находился наследник русского престола Павел Петрович (будущий Павел I), путешествовавший по Европе под именем графа Северного. Он и его супруга Мария Федоровна приобретали или заказывали произведения искусства у Батони, Хаккерта, Альбачини, Хеветсона. Чуть позднее ценную коллекцию картин и скульптуры составил князь Б.Н. Юсупов, занимавший пост русского посланника в Турине и неоднократно посещавший Рим (картина Панини, Батони, Хаккерта, скульптуры Альбачини, Триппеля, Кановы).



Вторая выставка сосредоточена вокруг искусства Андалусии в XVII веке и представляет собой более двух десятков живописных произведений из музеев Севильи, Гранады, Кордовы и Кадиса. Название выставки приглашает к «Диалогам», которые предполагают серьезную душевную работу. Это и диалог человека с Богом, раскрывающийся через живописные образы; и диалог, который иногда живет внутри самой картины. В нынешней экспозиции акцент сделан на разнообразие трактовок одних и тех же сюжетов разными мастерами эпохи барокко. Среди поднимаемых в их творчестве тем значатся такие как «Любящая Богоматерь», «Назидательная жизнь - святые, аскеты, мистики», «Видения», «От священного к светскому». Обилие демонстрируемых вариаций позволяет создать целостное представление о живописи Андалусии во время её расцвета.

Богатая художественными традициями Андалусия стала родиной многих знаменитых художников. Здесь родился и провел юные годы Диего Веласкес, работали такие выдающиеся мастера, как Хуан Санчес Котан, Франсиско де Сурбаран, Алонсо Кано, Бартоломе Эстебан Мурильо, Хуан де Вальдес Леаль. Их картины, а также работы других художников включены в состав выставки из двадцати четырех произведений, предоставленных музеями Севильи, Гранады, Кордовы и Кадиса.

Главными заказчиками в Андалусии этого периода были церкви и монастыри; здесь создавались преимущественно произведения религиозного содержания. Слово "Диалоги" в названии выставки подразумевает различную трактовку одних и тех же сюжетов разными мастерами. Это и диалог человека с Богом, раскрывающийся через живописные образы; и диалог, который иногда живет внутри самой картины.

Экспозиция организована по темам, наиболее характерным для эпохи барокко: "Любящая Богоматерь", "Назидательная жизнь - святые, аскеты, мистики", "Видения", "От священного к светскому".

Картины, отражающие любовь Богоматери к Христу, представляют эпизоды его младенчества, страстей и смерти.
Непосредственна, наивна и трогательна работа Хуана Санчеса Котана "Богоматерь будит младенца". Здесь нет ни символики, ни трагизма; по существу, произведение можно отнести к бытовому жанру. Иное воплощение тема любви Девы Марии к Младенцу нашла в величавой и торжественной картине Франсиско де Сурбарана "Богоматерь с четками".

Лирические образы Богоматери сменяются трагическими, когда художники обращаются к последним дням жизни Христа. В "Пути на Голгофу" Вальдес Леаль представляет Святого Иоанна, ведущего Богоматерь, Марию Магдалину, Марию Клеопову и Марию Заведееву на место казни Христа.

Трагическая тема достигает своего апогея в "Распятии Христа" - картинах Франсиско де Сурбарана и Педро Атанасио Боканегры.

Предельное отчаяние Богоматери передано в "Оплакивании Христа" кисти Фелипе Гомеса де Валенсия. Иначе, но глубоко человечно, без повышенной экзальтации, трактует чувство материнской любви в "Скорбящей Богоматери" Бартоломе Эстебан Мурильо.

Жизнь святых, аскетов, мистиков служила образцом для верующих и нашла широкое отражение в андалузской живописи эпохи барокко. Монастыри заказывали лучшим художникам серии работ, посвященных христианским персонажам и поучительным эпизодам в их биографии.

Для картезианского монастыря написал свои парные полотна "Св. Иоанн Креститель" и "Св. Лаврентий" Франсиско де Сурбаран.

Острота наблюдения, живое чувство реальности характерны для работы Алонсо Кано "Св. Бернардин Сиенский и св. Хуан де Капистрано".

Одним из любимых в европейском искусстве был образ св. Иеронима - одного из четырех докторов церкви. В картине Хуана Вальдеса Леаля "Искушение св. Иеронима" запечатлен момент испытаний отшельника.

Другой эпизод, самоистязания, показан в картине "Св. Иероним в раскаянии в пустыне" Алонсо Кано.

Обеим работам, посвященным св.  Иерониму, свойственно "многословное" раскрытие сюжета, красочная палитра, свободная, прозрачная живопись.

Широкое распространение в Испании получил мистицизм; откровения, экстазы, видения как форма общения с Богом, обретали в живописи зримую форму, давали богатую почву для фантазии художников.
В "Возложении ризы на св. Ильдефонса" кисти кордовского живописца Антонио дель Кастильо изображен один из наиболее почитаемых в Испании святых, архиепископ Толедо Ильдефонс, автор книги о Деве Марии, которому приписывали много чудес.

Прославленной ясновидящей второй половины XVI века посвящена картина Педро да Мойи "Видение св. Марии Магдалины де Пацци", где святую коронуют тернием Христос и Богоматерь в окружении ангелов. Такое же отношение к видению в картине Хуана Вальдеса Леаля "Мистическое обручение св. Екатерины".

Одному из наиболее распространенных образов андалузской живописи посвящена картина кордовского художника Хосе Игнасио Кобо и Гусмана "Ангел-хранитель".

Во второй половине XVI века испанские художники начали обращаться к светской живописи; прежде всего, это был портрет. В конце XVI столетия распространение получает натюрморт.
В "Натюрморте с артишоком и морковью" Санчеса Котана овощи обретают необыкновенную выразительность. Изображены обычные овощи, но они помещены на фоне большого пустого, темного пространства, в проеме окна, и потому выглядят особенно значительно.

Примеру Санчеса Котана следовал работавший при Мадридском королевском дворе Хуан Ван дер Хамен и Леон, автор "Натюрморта с коробками для сладостей".

В начале XVII столетия в Испании появляются картины на бытовые сюжеты, еще тесно связанные с натюрмортом. Одна из наиболее ранних известных испанских жанровых картин - "Сцена на рынке" - создана в 1606 году Хуаном Эстебаном де Убедой.

О том, насколько тесно на первых порах бытовой жанр связан с натюрмортом, свидетельствует и творчество великого испанского живописца Диего Веласкеса. На его ранних картинах, изображавших застолье, на переднем плане обязательно присутствует натюрморт.

Портрет, занимавший в живописи Андалусии скромное место, представлен только "Женским портретом" неизвестного испанского художника XVII века.

Обе выставки продлятся до осени.

Погода в Санкт-Петербурге - www.spbpogoda.ru
 
25.01.2017. 12:07

Рафаэлевский сервиз в Царское село возвращают по крупицам

25.01.2017. 12:00

Каким дворцам в Петербурге предстоит реконструкция

25.01.2017. 11:52

В грифонах с Банковского моста реставраторы нашли клад из монет и записок.